Лента 18 Августа 2022, 23:35
  • Соцрегистрация/вход
Дом 2 новости и слухи, серии онлайн
collapse

* Регистрация

Привет!!! Добро пожаловать, тут Белок.Нет! Зато есть много всего интересного!

Пройдите простую регистрацию РЕГИСТРАЦИЯ. Присоединяйтесь к нашему дружному сообществу!

Уважаемы гости форума. Если у Вас есть вопросы или проблемы в этой теме Вы можете писать без регистрации https://belok.net/index.php?topic=60312.0. Всегда рады Вам помочь.

* Чатотема

  • tatsli:
  • Осень: Привет-привет! Рада видеть  :190:
  • La Peregrina: Белки, всем привеееет! :82fc1:
  • Осень: Примите и мои поздравления, люди самой благородной профессии!
  • tatsli:  присоединяюсь :puh15:  
  • зубник Саня: СПАСИБО ОГРОМНОЕ!!!!!!!!!! :romashka7: :romashka7: :romashka7:
  • Сентябрь: Дорогие Джина и Марионелла,Александр,с праздником!
  • tatsli:  KALUSH ORCHESTRA – Stefania  
    (кликните для показа/скрытия)
     :romashka7:
  • bate: Слава Украине - победительнице Евровидения 2022!!! :190:
    (кликните для показа/скрытия)
  • tatsli: Lady Jane:romashka7:

Перейти в чатотопик

* Тестовые последние сообщения

Обновлять автоматически

Тема: Почему Лев Гумилев не любил свою мать Анну Ахматову  (Прочитано 2906 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

09 Января 2022, 10:20
Прочитано 2906 раз
Оффлайн

БеняКрик


3
Реклама:
Почему Лев Гумилев не любил свою мать Анну Ахматову
Этот музей располагается на скромных 65 квадратных метрах. Всего три комнаты в небольшой квартире на Коломенской улице в Петербурге. Но именно здесь суждено было состояться символическому воссоединению одной из главных семей в истории отечественной культуры. Именно здесь они встретились снова — отец Николай Степанович Гумилев, мать Анна Андреевна Ахматова и сын Лев Гумилев. После ремонта в обновленном музее побывал Сергей Николаевич

Однажды кто-то из журналистов задал Льву Гумилеву бестактный вопрос: кого он больше любил, маму или папу? И вместо того, чтобы отшить наглеца или просто отшутиться, Лев Николаевич с неожиданной прямотой воскликнул: «Ну, конечно папу!»

Гумилев-отец и Гумилев-сын — две планеты, два мира, связанных кровно и одной судьбой. Один из самых трагических сюжетов в русской культуре ХХ века. В последний раз они виделись, когда Левушке было девять лет. Что может помнить мальчик его возраста? Смутные очертания? Запах? Звук голоса? Легкие касания отцовской руки? Все это отпечаталось где-то на самом дне памяти в виде мутного негатива, который и проявить-то не было ни малейшей возможности. Любое упоминание имени Гумилева-старшего — самый верный способ нарваться на большие неприятности или даже схлопотать срок.


Николай Степанович Гумилев Фото: Моисей Наппельбаум
Тем не менее Гумилев-сын никогда не расставался с фотографией отца, которую ему подарила Ида Наппельбаум. Ту, на которой Николай Степанович, картинно отставив кисть с сигаретой, смотрит насмешливо и отчужденно. Отец Иды, великий Моисей Наппельбаум, главный портретист и летописец эпохи, после расстрела поэта поспешил все его изображения поскорее уничтожить. Чудом сохранились три фотографии, две из которых — групповые снимки с юными студийцами из поэтической группировки «Звучащая раковина». И один портрет, словно писанный светотенью, пеплом и копотью по стеклу. Он будет сопровождать сына в его мытарствах и странствиях по общежитиям, экспедициям, съемным комнатам, коммуналкам, пока не обретет свое законное место в его доме — первой и последней отдельной квартире, полученной всего за два года до смерти.

Музей-квартира Льва ГумилеваФото: Владимир Яроцкий
Теперь тут музей. После долгого ремонта в конце октября 2021 года он снова открылся, музей из трех комнат, где нет ни одной неподлинной вещи, где все осталось, как было при жизни хозяина. На тех же самых местах, которые он сам для них определил.

К новому жилью у Льва Николаевича не было особых претензий или пожеланий. В сущности, все сводилось к одному: чтобы под окнами не громыхал трамвай и чтобы с утра в доме не орало радио. Никаких трамваев и правда не наблюдается. Коломенская улица в Петербурге считается тихой. А вот кремовый пластиковый советский репродуктор на кухне все-таки висит. Куда без него? Хотя при мне никаких звуков он не издавал.

Тут вообще относятся к порядкам, установленным Гумилевым, с большим пиететом. А музейный директор Марина Роальдовна Писаренко знает историю каждого предмета, каждого экспоната, по которым, как по рукописи романа, можно прочесть историю одной необыкновенной жизни.

Вот живописный портрет Николая Степановича Гумилева, явно сделанный уже в более позднее время. Автор портрета неизвестен, но доподлинно известно, что Лев Николаевич заказал его одному из художников, с которым вместе какое-то время служил в Эрмитаже. Да, была у него в трудовой книжке и такая запись — младший научный сотрудник Государственного Эрмитажа. Деньги крошечные, никаких особо обязанностей, зато статус позволял продолжить научные изыскания и обеспечивал «крышу». Кстати, нашла ему это место мама Анна Андреевна Ахматова, договорившись с эрмитажным директором Михаилом Артамоновым.

Портрет Николая Степановича Гумилева Фото: предоставлено автором
С ней, как известно, у Льва Николаевича все было сложно с самого начала. «Знаю, милый, можешь мало /Обо мне припоминать:/ Не бранила, не ласкала,/ Не водила причащать». Из этих «не» во многом и сложилось его детство. Мама присутствовала лишь в разговорах о ней с бабушкой, в ожидании ее приездов в Слепнево, где он жил до 14 лет, в скудных денежных переводах из Петрограда, в ее обычно немногословных и малоинформативных письмах. Но по сути ее никогда не было рядом. И, может быть, это была самая большая обида и печаль Льва Николаевича Гумилева. Сыновья не прощают матерям, когда не они являются смыслом их существования. А этот лобастый, не по годам умный, строптивый, неулыбчивый мальчик был ей вечным укором, ее личной катастрофой, ее поражением, в котором она не хотела признаться даже себе самой.

Фото: предоставлено автором
«Ты сын и ужас мой», — прокричит она в своем «Реквиеме», а он обидится. «Тебе было бы лучше, чтобы я умер», — бросит он ей в разгар очередного скандала. Их было много, этих стычек, ссор, злых слов. Из-за проклятых квартирных метров, куда она по совету опытных людей не стала его прописывать после лагеря. Из-за недостаточных, как ему казалось, усилий, которые она употребила, чтобы вызволить его из заключения. Из-за ее враждебно настроенного к нему окружения, которое он на дух не переносил и клял почем зря. Впрочем, все эти пунины и ардовы платили ему тем же. Немудрено, что все закончится судебным процессом, лишившим его законных прав на материнский архив.

Символично, что когда в 1988 году открывали музей Ахматовой в Фонтанном доме, Лев Николаевич демонстративно отказался подняться в пунинскую квартиру. Просто помаячил мрачно у входа, дав себя сфотографировать, пока произносились официальные речи, а потом ушел, не прощаясь.

Музей-квартира Льва Гумилева Фото: Владимир Яроцкий
«Я туда не пойду, там черти водятся», — скажет он директрисе, милейшей Нине Ивановне Поповой в ответ на ее мольбы и уговоры хотя бы пойти посмотреть экспозицию. Не захотел, не снизошел, не простил. В сторону бывшей родни — Ирины Николаевны Пуниной и ее дочери Анны Каминской — даже не взглянул. Вообще к Фонтанному дому больше на пушечный выстрел не приблизился. И надо же такому случиться, что квартира Гумилева спустя почти двадцать лет после его смерти станет филиалом Музея А. А. Ахматовой. Воистину, как гласит шереметевский девиз на фронтоне: Deus conservat omnia («Бог хранит все»).

Впрочем, думаю, по большому счету примирение матери и сына состоялось много раньше. И когда Гумилев пытался пробиться к ней в Боткинскую больницу после шестилетнего разрыва, а его не пустили под предлогом, что этот визит может убить ее. И когда он добился, чтобы мать отпели в Никольском соборе, как она завещала. Это будут первые публичные церковные похороны в советской истории. И, наконец, спустя год он привезет на электричке тяжеленный чугунный крест, сделанный по его заказу, и будет на себе его тащить от станции Комарово прямо до могилы Анны Андреевны. Никого не попросит о помощи, никому не доверит священную ношу. Все сам. Вечная русская Голгофа. «А туда, где молча Мать стояла, Так никто взглянуть и не посмел». В его квартире на самом видном месте сейчас мраморный барельеф с горбоносым ахматовским профилем и знаменитой челкой — копия того, что на кладбище в Комарово.

В 1949 году она напишет сыну в лагерь о том, что на воле его ждет роскошный подарок — чудесная персидская миниатюра. И он сразу догадается, что эта миниатюра из коллекции Николая Степановича. Отец какое-то время был всерьез увлечен персидской графикой и рисунками, заделавшись страстным коллекционером. Ничего от его собрания не сохранилось, кроме одного этого листа, который теперь висит под стеклом в квартире Льва Николаевича.

А чтобы покончить с восточной темой, на письменном столе стоит еще одна памятная вещица — красная резная китайская пепельница, подаренная Ахматовой в честь завершения их большого совместного переводческого труда. Объемный том китайской поэзии они переводили со Львом Николаевичем на пару. Ахматовой, как члену Союза писателей, платили за строчку двойную ставку, поэтому весь переводческий эпос был подписан ее именем, притом что большую часть перевел сын. Впрочем, Гумилев тоже остался не в накладе: гонорар за эти переводы пошел на его же обустройство после лагеря.

Музей-квартира Льва Гумилева Фото: Владимир Яроцкий
На самом деле во Льве Гумилеве всегда жил поэт. Но, когда у тебя такие родители, претендовать на территорию большой литературы бессмысленно и глупо. Поэтическое творчество ничего, кроме ожогов обиды и ревности, ему не принесло. Справиться с ними удалось, только когда он стал по-настоящему большим и признанным ученым. Но, конечно, пассионарную теорию этногенеза мог создать только поэт. И те стихи, которые он продолжал писать для себя, выдавали пылкую, романтическую, мятущуюся натуру. «Дар слов, неведомый уму, / Мне был обещан от природы. / Он мой. Веленью моему / Покорно все: земля и воды, / И легкий воздух, и огонь / В одно мое сокрыто слово…»

Это «слово» сегодня можно разглядеть в небольших витринах, вмонтированных в стены коридора. Там выставлены научные труды Гумилева, написанные в лагере под Норильском. Есть и его завещание, в котором он просит лагерное начальство в случае смерти рукописи не уничтожать, а передать в Институт востоковедения в Ленинграде. И если нельзя будет упоминать его имя, то можно отпустить его авторство. «Я люблю нашу науку больше, чем собственное тщеславие», — заключает Лев Гумилев.

В память о страшных годах, проведенных среди вечной мерзлоты, коридор гумилевской квартиры-музея теперь облицован дранкой и кровельным ржавым железом. Они были сняты с барака, находившегося на территории 9-го лагерного отделения Норильлага, одного из крупнейших и самых жестоких лагерей ГУЛАГа. Именно там провел ссылку Лев Николаевич. И этот коридор и еще одна небольшая комната, которая раньше служила хозяевам спальней, превращены в небольшой мемориал в память всех замученных, погибших и выживших. Всех, кому суждено было пройти русскую Голгофу.

И первое, что мы видим, переступив порог комнаты, — это два крупных плана, два лица, которые смотрят на нас со стены, — Николай и Лев Гумилевы. Отец и сын. А в небольших ящиках, прикрытых рогожкой, под стеклом бесценные документы: старые фотографии из личных дел, просроченные удостоверения, потертые бумаги о реабилитации, бесконечные советские анкеты для отдела кадров, заполненные убористым бисерным почерком. Без них, как известно, шагу нельзя было ступить.

Невольно ловишь себя на мысли, как мало всего сохранилось и как много мы знаем о жизни этой семьи. Никаких копий, никаких фальшивых исторических реконструкций. Все подлинное, включая сами ящики, специально вынутые из старинных письменных столов. Они пережили все: и войны, и революции, и уплотнения, и блокаду. Дерево, которое помнит и хранит память другой, давно оборвавшейся жизни.

Наверное, все должно было закончиться для Льва Николаевича много раньше, и никакого музея могло и не быть, если бы в 55 лет, в год смерти матери, он не встретил художницу Наталью Викторовну Симоновскую, которая стала его женой. Это она возьмет на себя все заботы о его быте, освоит машинопись, чтобы собственноручно перепечатать все труды Льва Николаевича. Это она создаст вокруг него ту атмосферу уюта и тепла, которого в его жизни не было, наверное, со времен слепневского детства.

Музей-квартира Льва Гумилева Фото: Владимир Яроцкий
И этот музей — тоже ее идея, ее мечта отвоевать Льву Николаевичу место, достойное его имени и ученых заслуг. Ничего она не хотела лично для себя. Только отдать, подарить, сохранить все, как было при муже. Петербург, как водится, поначалу отверг ее дар. И правда, кому нужен Гумилев-сын, когда с наследием его отца и матери еще до конца так и не разобрались? Потребовалось двадцать лет стараний, усилий и уговоров, чтобы принять решение об открытии музея-квартиры на Коломенской улице.

… Я смотрю на его портрет, висящий в столовой. С годами он стал очень похож на Анну Андреевну. Тот же римский профиль и какая-то величественная грузность, делавшая Ахматову в старости похожей на Екатерину Вторую, а Льва Николаевича — на екатерининского вельможу.

Алла Демидова рассказывала, как однажды на концерте в Петербургской филармонии узнала Льва Николаевича среди зрителей в партере. В тот вечер она читала «Реквием» Ахматовой, и, конечно, внутренне дрогнула. Ей было страшно даже посмотреть в сторону того, кому были посвящены эти стихи («Ни сына страшные глаза — Окаменелое страданье, ни день, когда пришла гроза, ни час тюремного свиданья…»).

После концерта Лев Николаевич зашел к ней за кулисы. Оба — люди прямые и резкие. Но когда Демидова стала с ходу оправдываться, мол, концерт неудачный и читала она не так, как хотела, Лев Николаевич мягко прерывал ее: «Стоп, Алла, если честно, я терпеть не могу, когда актеры читают стихи. Тем более Ахматову! Но… вы были хорошо одеты». А потом добавил с хитрой, примирительной улыбкой: «Мама была бы довольна».

Думаю, что Анна Андреевна и Николай Степанович должны быть довольны, что теперь у их сына есть собственный музей — единственное место на земле, где они снова вместе. Как на той знаменитой фотографии, сделанной в 1916 году в фотоателье Царского Села накануне отправки Николая Гумилева на фронт: четырехлетний Лева в парадном костюмчике, отец в офицерской форме с Георгиевским крестом на груди и мама, молодая, красивая, в шляпе и жемчугах. Еще втроем, еще семья.

«Было горе, будет горе, / Горю нет конца, / Да, хранит святой Егорий, / Твоего отца».

Читать этот текст на сайте «Сноба»

Автор: Сергей Николаевич


09 Января 2022, 10:25
Ответ #1
Оффлайн

БеняКрик


Анна Ахматова
Реквием

Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, —
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.

1961


Вместо предисловия

В страшные годы ежовщины я провела
семнадцать месяцев в тюремных очередях
в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня.
Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами,
которая, конечно, никогда в жизни не слыхала моего
имени, очнулась от свойственного нам всем
оцепенения и спросила меня на ухо
(там все говорили шепотом):
— А это вы можете описать?
И я сказала:
— Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому,
что некогда было ее лицом.

1 апреля 1957
Ленинград

Посвящение

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы,
А за ними «каторжные норы»
И смертельная тоска.
Для кого-то веет ветер свежий,
Для кого-то нежится закат —
Мы не знаем, мы повсюду те же,
Слышим лишь ключей постылый скрежет
Да шаги тяжелые солдат.
Подымались как к обедне ранней,
По столице одичалой шли,
Там встречались, мертвых бездыханней,
Солнце ниже, и Нева туманней,
А надежда все поет вдали.
Приговор… И сразу слезы хлынут,
Ото всех уже отделена,
Словно с болью жизнь из сердца вынут,
Словно грубо навзничь опрокинут,
Но идет… Шатается… Одна.
Где теперь невольные подруги
Двух моих осатанелых лет?
Что им чудится в сибирской вьюге,
Что мерещится им в лунном круге?
Им я шлю прощальный мой привет.

Март 1940


Вступление

Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад.
И ненужным привеском болтался
Возле тюрем своих Ленинград.
И когда, обезумев от муки,
Шли уже осужденных полки,
И короткую песню разлуки
Паровозные пели гудки,
Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами черных марусь.

I

Уводили тебя на рассвете,
За тобой, как на выносе, шла,
В темной горнице плакали дети,
У божницы свеча оплыла.
На губах твоих холод иконки,
Смертный пот на челе… Не забыть!
Буду я, как стрелецкие женки,
Под кремлевскими башнями выть.

1935
Москва


II

Тихо льется тихий Дон,
Желтый месяц входит в дом.

Входит в шапке набекрень.
Видит желтый месяц тень.

Эта женщина больна,
Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

1938


III

Нет, это не я, это кто-то другой страдает,
Я бы так не могла, а то, что случилось,
Пусть черные сукна покроют,
И пусть унесут фонари…
Ночь.

1939


IV

Показать бы тебе, насмешнице
И любимице всех друзей,
Царскосельской веселой грешнице,
Что случится с жизнью твоей —
Как трехсотая, с передачею,
Под Крестами будешь стоять
И своею слезой горячею
Новогодний лед прожигать.
Там тюремный тополь качается,
И ни звука — а сколько там
Неповинных жизней кончается…

1938


V

Семнадцать месяцев кричу,
Зову тебя домой,
Кидалась в ноги палачу,
Ты сын и ужас мой.
Все перепуталось навек,
И мне не разобрать
Теперь, кто зверь, кто человек,
И долго ль казни ждать.
И только пышные цветы,
И звон кадильный, и следы
Куда-то в никуда.
И прямо мне в глаза глядит
И скорой гибелью грозит
Огромная звезда.

1939


VI

Легкие летят недели.
Что случилось, не пойму,
Как тебе, сынок, в тюрьму
Ночи белые глядели,
Как они опять глядят
Ястребиным жарким оком,
О твоем кресте высоком
И о смерти говорят.

Весна 1939


VII

Приговор

И упало каменное слово
На мою еще живую грудь.
Ничего, ведь я была готова,
Справлюсь с этим как-нибудь.

У меня сегодня много дела:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.

А не то… Горячий шелест лета
Словно праздник за моим окном.
Я давно предчувствовала этот
Светлый день и опустелый дом.

1939
Фонтанный Дом


VIII

К смерти

Ты все равно придешь — зачем же не теперь?
Я жду тебя — мне очень трудно.
Я потушила свет и отворила дверь
Тебе, такой простой и чудной.
Прими для этого какой угодно вид,
Ворвись отравленным снарядом
Иль с гирькой подкрадись, как опытный бандит,
Иль отрави тифозным чадом.
Иль сказочкой, придуманной тобой
И всем до тошноты знакомой, —
Чтоб я увидела верх шапки голубой
И бледного от страха управдома.
Мне все равно теперь. Клубится Енисей,
Звезда Полярная сияет.
И синий блеск возлюбленных очей
Последний ужас застилает.

19 августа 1939
Фонтанный Дом


IX

Уже безумие крылом
Души накрыло половину,
И поит огненным вином,
И манит в черную долину.

И поняла я, что ему
Должна я уступить победу,
Прислушиваясь к своему
Уже как бы чужому бреду.

И не позволит ничего
Оно мне унести с собою
(Как ни упрашивай его
И как ни докучай мольбою):

Ни сына страшные глаза —
Окаменелое страданье,
Ни день, когда пришла гроза,
Ни час тюремного свиданья,

Ни милую прохладу рук,
Ни лип взволнованные тени,
Ни отдаленный легкий звук —
Слова последних утешений.

4 мая 1940
Фонтанный Дом

X

Распятие

«Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи»

1

Хор ангелов великий час восславил,
И небеса расплавились в огне.
Отцу сказал: «Почто Меня оставил!»
А Матери: «О, не рыдай Мене…»

1938


2

Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.

1940
Фонтанный Дом


Эпилог

1

Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводит на щеках,
Как локоны из пепельных и черных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.
И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною, ослепшею стеною.


2

Опять поминальный приблизился час.
Я вижу, я слышу, я чувствую вас:

И ту, что едва до окна довели,
И ту, что родимой не топчет земли,

И ту, что, красивой тряхнув головой,
Сказала: «Сюда прихожу, как домой».

Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать.

Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов.

О них вспоминаю всегда и везде,
О них не забуду и в новой беде,

И если зажмут мой измученный рот,
Которым кричит стомильонный народ,

Пусть так же они поминают меня
В канун моего поминального дня.

А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,

Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем — не ставить его

Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь,

Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,

А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.

Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,

Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.

И пусть с неподвижных и бронзовых век,
Как слезы, струится подтаявший снег,

И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

Март 1940
Фонтанный Дом

09 Января 2022, 10:27
Ответ #2
Оффлайн

БеняКрик


Алла Демидова - Анна Ахматова. Реквием.
(кликните для показа/скрытия)

09 Января 2022, 11:14
Ответ #3
Онлайн

tatsli

Модератор раздела

09 Января 2022, 11:24
Ответ #4
Оффлайн

БеняКрик



09 Января 2022, 11:49
Ответ #5
Оффлайн

Lady Jane


Николай Гумилев — Однообразные мелькают: Стих

Однообразные мелькают
Все с той же болью дни мои,
Как будто розы опадают
И умирают соловьи.

Но и она печальна тоже,
Мне приказавшая любовь,
И под ее атласной кожей
Бежит отравленная кровь.

И если я живу на свете,
То лишь из-за одной мечты:
Мы оба, как слепые дети,
Пойдем на горные хребты,

Туда, где бродят только козы,
В мир самых белых облаков,
Искать увянувшие розы
И слушать мертвых соловьев.

Николай Носков - Романс /Н. Гумилёв/

(кликните для показа/скрытия)

09 Января 2022, 11:51
Ответ #6
Оффлайн

БеняКрик



09 Января 2022, 13:54
Ответ #7
Оффлайн

зубник Саня


ох-не осилю щЯ такой текст!)))))))))ежели я правУльно помню старшЫй гумилЁв  стрелялся с кем-то  очень известным из-за ахматовой-но вроде все жЫвы осталисИ!)))))))))

09 Января 2022, 21:28
Ответ #8
Оффлайн

Lady Jane


ох-не осилю щЯ такой текст!)))))))))ежели я правУльно помню старшЫй гумилЁв  стрелялся с кем-то  очень известным из-за ахматовой-но вроде все жЫвы осталисИ!)))))))))
Санечка, анчутка ты наша любименькая, ты не канул в снегах, а вернулся? :flightkiss: А мы уже совет в Филях проводили по твоим поискам  :puh9:

09 Января 2022, 21:31
Ответ #9
Оффлайн

Lady Jane


ох-не осилю щЯ такой текст!)))))))))ежели я правУльно помню старшЫй гумилЁв  стрелялся с кем-то  очень известным из-за ахматовой-но вроде все жЫвы осталисИ!)))))))))
А стрелялся Гумилев с поэтом Волошиным не из-за Азматовой, а из-за какой-то другой начинающей поэтессы. Санечка, не поступай так с нами больше, не пропадай без предупреждения, мы же беспокоимся  :23:

09 Января 2022, 23:28
Ответ #10
Оффлайн

бриз


Больше спасибо!
Порою думаю, творческие люди не способны любить. Сами нуждаются в любви, поклонении, восхищении, но дать ничего не могут
Самая большая трагедия в жизни Л. Гумилева - нелюбовь матери

09 Января 2022, 23:40
Ответ #11
Оффлайн

Lady Jane


Больше спасибо!
Порою думаю, творческие люди не способны любить. Сами нуждаются в любви, поклонении, восхищении, но дать ничего не могут
Самая большая трагедия в жизни Л. Гумилева - нелюбовь матери
Ну они хоть и творческие, но люди. У них как и у всех людей тоже по-разному получается. Просто про них много пишут и анализируют, включая их любови и нелюбови  :46: Привет, Ежик  :romashka7: :romashka7: :romashka7:

09 Января 2022, 23:57
Ответ #12
Оффлайн

бриз


Ну они хоть и творческие, но люди. У них как и у всех людей тоже по-разному получается. Просто про них много пишут и анализируют, включая их любови и нелюбови  :46: Привет, Ежик  :romashka7: :romashka7: :romashka7:
В моем сознании "исторически" сложилось, что дети для творческих людей лишь обуза. Хорошо, если есть бабушки, которая согреет любовью. Хотя, бабушки тоже разные. Впрочем, как и простые смертные родители, далекие от мира искусств

10 Января 2022, 00:10
Ответ #13
Оффлайн

Lady Jane


дети для творческих людей лишь обуза.
Ну чтобы это утверждать надо взять две выборки: талантов с гениями и простых смертных. Взять какие-то точные показатели любви и нелюбви к своим детям, сравнить и посмотреть на статистически значимые различия. А так наверняка ничего утверждать нельзя  :156: Просто история отношения той же Цветаевой к своей дочери произвела на общественность неизгладимое впечатление, потому что она честно в дневнике все описала, да и свидетельства очевидцев опять же... Но видела я как-то по ТВ одну алкоголичку, которая отказывалась, кажется, от 8 своего ребенка сразу после родов и нагло уверяла, что от нее сплошная польза людям и государству, потому что она мать и аборты не делала.  :156:

10 Января 2022, 00:12
Ответ #14
Оффлайн

Lady Jane


В моем сознании "исторически" сложилось, что дети для творческих людей лишь обуза. Хорошо, если есть бабушки, которая согреет любовью. Хотя, бабушки тоже разные. Впрочем, как и простые смертные родители, далекие от мира искусств

Пойду-ка я спать, завтра понедельник. Спокойной ночи и приятных снов, заходи, Ежик, к нам почаще  :23: :romashka7: :romashka7: :romashka7:

Поделиться:
 

Айседора Дункан: почему поэт Сергей Есенин женился на пожилой женщине

Автор БеняКрик

Ответов: 23
Просмотров: 780
Последний ответ 23 Февраля 2022, 12:21
от Арси
Почему Анна Каренина бросила мужа и сына?

Автор БеняКрик

Ответов: 13
Просмотров: 400
Последний ответ 03 Февраля 2022, 09:32
от Lady Jane
Почему плачут дети?

Автор Джина

Ответов: 2
Просмотров: 541
Последний ответ 08 Сентября 2020, 00:29
от Джина
Чтоб связать тебе жизнь, Я тайком распускаю свою.

Автор Galina3409

Ответов: 1
Просмотров: 866
Последний ответ 09 Марта 2015, 11:09
от ИВОЛГА
Береги свою душу от зла, Не пускай в своё сердце обиды.

Автор Galina3409

Ответов: 2
Просмотров: 1028
Последний ответ 26 Мая 2016, 14:31
от Ядвига