Лента 25 Октября 2020, 02:08
  • Соцрегистрация/вход
Дом 2 новости и слухи, серии онлайн
collapse

* Регистрация

Привет!!! Добро пожаловать, тут Белок.Нет! Зато есть много всего интересного!

Пройдите простую регистрацию РЕГИСТРАЦИЯ. Присоединяйтесь к нашему дружному сообществу!

Уважаемы гости форума. Если у Вас есть вопросы или проблемы в этой теме Вы можете писать без регистрации https://belok.net/index.php?topic=60312.0. Всегда рады Вам помочь.

* Чатотема

  • La Peregrina: Белки, доброго всем вечера! :82fc1:
  • Вишенка:  :flightkiss: :190: :flightkiss:
  • Сентябрь:  :190:
  • Кактус: приветики)) хорошего дня))  :b796c:
  • Кактус: Доброе утро))  :116:
  • La Peregrina: Утро доброе, Белки! Удачного Вам дня!
  • Сентябрь:  :264:
  • Кактус: Доброе утречко)) хорошего дня)  :116:
  • Джина: Начинаем Угадайку!
  • Джина: Добрый вечер!  :190:

Перейти в чатотопик

* Тестовые последние сообщения

Обновлять автоматически

Тема: Компромат. Красноярск- борьба за Кремль.  (Прочитано 404 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

19 Июля 2020, 09:06
Прочитано 404 раз
Оффлайн

Джина

Глобальный модератор
2
Реклама:
Раскрыты подробности узлового эпизода новейшей истории России: как не состоялся в конце 90-х импичмент красноярского губернатора Лебедя, уже сидевшего на чемоданах и готовившегося въехать в Кремль. Как Лужков и Примаков не получили козырей против Лебедя и Березовского. Как, наконец, Анатолий Быков пролетел фанерой мимо губернаторства.

Ничего такого не случилась, а могло бы. Разумеется,  не к тому, что перед Березовским оказались бы новые вводные, «семья» отвлеклась бы на иные задачи, и передача власти в Кремле могла пройти по-иному и с иными. Дело не в этом. Триумф Лебедя в Красноярске в 1998-м стал первой за долгие десятилетия победой черни над государством. Кампания строилась на эксплуатации самых низменных чувств и инстинктов — и это бы ладно, этого всегда хватало. Но в нее влили рекордную массу черных денег олигархата, что и определило итог. А потом Быкову, спонсору генерала, тот стал мешать. И его начали сносить той же чернью — и то был бы уже контрольный выстрел, государство тогда бы кончилось точно. По крайней мере, на одной седьмой части России, в Красноярском крае.

И судьба края, возможно, и страны, как выясняется, оказалась тогда в руках двух красноярцев — 31-летнего Андрея Черкашина и Юрия Хонина, на 6 лет младше.


Андрей Черкашин и Юрий Хонин. Фото из архива
В СИЗО-1 Красноярска по поручению московского следкома состоялась очная ставка между Быковым и Игорем Еловским (Елкой). Она касалась (косвенно) похищения в декабре 1998 года и убийства Черкашина, а также (уже впрямую) последовавшей затем ликвидации вероятного убийцы Черкашина красноярского кикбоксера Хонина (Ван Дамма). Поскольку его труп найден в Одинцовском районе Подмосковья (позже на этом месте разместится Военно-патриотический парк культуры и отдыха ВС РФ «Патриот»), дело ведет ГСУ СК Московской области. Хонин состоял в группировке Сергея Блинова (Блина), а она входила в быковское сообщество.

Если верить Еловскому, убивал Хонина своими руками Блин. Елка ему помогал — попросил его об этом Быков. А затем Елка летал к нему на доклад и отвечал на подробные расспросы, как все прошло.


Блинов и Еловский. Фото: архив / МВД
Вскоре после этого Блин пройдет в депутаты от быковского блока. Начнет писать законы для Красноярска в горсовете, потом для всего края в региональном Заксе.

Три окна
Черкашин — недоучившийся студент и один из «центровых» бизнесменов Красноярска 90-х. Не по размерам активов, а их географическому (да и смысловому) местоположению в городском сообществе. Затем — видная фигура в администрации губернатора Лебедя. Таинственное исчезновение Черкашина — самое громкое преступление конца 90-х в крае. Лебедь возвращался к нему всякий раз, заводя речь о противостоянии с быковским сообществом. Но тогда за этими репликами стояла лишь политика,

сейчас благодаря красноярским сыщикам появились факты.

Черкашина убили потому, что у него был ключ от Лебедя. Черкашин почти полгода возил чемоданами и коробками на машине из Москвы в Красноярск — четыре тысячи км с гаком в один конец — черный нал, удовлетворявший выборные амбиции генерала. Получи быковцы от Черкашина документы и информацию, Лебедю объявили бы импичмент.

Но Черкашин был жесткий парень, упертый. А если б не такой, если б он генерала предал?

А если б Лебедь с Быковым помирились, и Лебедь стал бы президентом империи березового ситца? Кем бы при нем стал Быков? Недавно он не совсем в шутку размышлял на тему «если бы директором ФСБ был Быков». Директорствовал в ФСБ тогда Путин, пришлось бы уволить.

И что? Думаете, что-то в стране сейчас обстояло бы иначе?

Коробка из-под ксерокса в Москве 1996 года, вытащенная на свет, произвела сотрясение политической системы. В Красноярске 1998-го из тьмы тащили десятки таких коробок.

Владимир Пастухов, откликаясь, в частности, на исследование «Новой» мифа Быкова, пишет о «безальтернативном мафиозном государстве»:

«у русского общества на рубеже веков не было «хорошего» выхода из девяностых, все равно было бы государство, в фундамент которого залита адская смесь из силовиков и криминала»;
«если бы к власти тогда не пришли "питерские", то, вполне возможно, сегодня в Кремле "быковали" бы "красноярские"»;
«если бы сорвался этот сценарий, то реализовался бы какой-нибудь другой, похожий, где роль "питерской матрицы" сыграл бы какой-нибудь еще "уникальный симбиоз" спецслужб и оргпреступности. Дело не в сорняках — земля проклятая».
Пастухов прав: «дело не только, а может быть и не столько в Путине и его соратниках». История России — чугунная карусель с деревянными коняшками, со свинцом и жирной землей, с тройным запасом прочности, по ГОСТу. Не Путин был бы, так Лебедь — красноярское время опережает московское, и красноярцы еще в конце 90-х пересмотрели краткое содержание того, на что потом вся Россия будет лупиться следующие два десятилетия.



В начале 90-х Геннадий Хайдуков (1965 г.р.), Андрей Черкашин (67-го) и Сергей Зырянов (60-го), существуя каждодневно бок о бок с быковскими, со всеми мерзостями Красноярска того времени, начали бизнес на троих. Эти трое, собственно, и были окнами возможностей для России. Шансом схода со ржавой карусели. Вранье, что в 90-х у амбициозной молодежи была одна дорога — в бандиты. Этим национальный характер в критический момент не исчерпывается. «Проклятая земля» дает альтернативы. Их по тихой грусти вытаптывают, она — снова. Их снова топчут. Да так, чтоб сквозь них прорастали наши вековечные елки да осины. Может, все-таки не земля проклята?

Знаете, это как у Ремарка «Три товарища» читаешь о таких же парнях из 1928 года и удивляешься, неужели это те самые немцы, что потом бережно будут сгребать в кучи ношеные детские сандалии?

Перенсона, 9
Самый эпичный красноярский пожар нулевых случился поздним вечером 27 января 2006-го. На Перенсона, 9, горели итальянские шубы, шиншиллы и баргузинские соболя — «Лайф» слыл тогда, пожалуй, самым дорогим магазином. Пламя переливалось от оранжевого до голубого, искрило, вздыхало в мехах. Захватило весь магазин и по вентиляционному коробу, а далее через перекрытия в санузлах пришло в квартиры пятиэтажки («Лайф» — с его торца, на первом этаже и в подвале). Лопались стекла в окнах, шел снег.

Этот магазин размещался на площадях Зырянова. Ночью здесь настанет единство дикого холода, тишины, темноты, гари. Быстро вырастут сталактиты и сталагмиты.

Летом того же 2006-го вспыхнет соседняя «Березка» Хайдукова. В декабре 2006-го — пожар в соседнем «Балкане» на черкашинских площадях.

Пожар всегда конец чего-то. А вот как эта история начиналась.

В самом начале 90-х магазины продавали на открытых аукционах — кто больше даст, того и тапки. Давали эти трое. Все в то время держались друг друга. Тогда это казалось столь же возможным, как в советскую эпоху соображать на троих. Из этого заблуждения, что бизнес (жизнь) и деньги (власть) можно поделить по-братски или по справедливости, родилась знаменитая, первая такая в Красноярске, сеть магазинов «Березка». Они брали кредиты и загребали на торгах все, что им казалось прибыльным.

Они ломали чужие схемы. И им из темноты шипели. Из темноты спрашивали: «А эти там есть?»

И не шли на торги, если эта троица появлялась. Обещали убить.

По вечерам их друзья подтягивались к Перенсона, 9, — выносили, если лето, кресла на улицу, пили чай или водку, смотрели на девиц — самый центр, студенческие тропы, у Оперы (театра оперы и балета) к вечеру собирались все.
Самые модные магазины у них в самом центре, самые крутые тачки, и все со страстью и азартом, и все напоказ. В такой кипучести тоже была добавленная стоимость и смысл (о котором еще Пушкин все сказал, так что не будем). И абсолютная безбашенность — ведь вокруг Красноярск начала 90-х, упыри с заточками, калашами, масляными глазами.

Эти трое чувствовали мимолетность и воздушность момента, и выпендреж был тревожным. И лишь в этом они схожи. Гена — весельчак и оторва. Прямиком из хроники, кино, книг начала 60-х, из 12 апреля 1961-го, та же улыбка, те же отношения с жизнью. Насколько непростым был в общении Андрей, настолько легким — Генка. Не зря, видимо, держались вместе так долго — баланс чугуна и пуха. Андрей — закрытый и жесткий, из не очень благополучной семьи и не самого приятного, темного города Тайшета, и сам с темной историей из 1989-го: драка в кафе в центре Красноярска, нож, противник, скончавшийся от «тяжких телесных», однако Андрея допрашивали лишь в качестве свидетеля, обвинение не предъявляли, и в 1991-м дело прекратили «за отсутствием состава».

И Сергей — человек совершенно отдельный, явление. Лишь пара штрихов: футбольный турнир на Северном полюсе, куда он привез детдомовцев, космонавтов, рокеров, кого только не…; первое в России официальное признание себя миллиардером, и первое же, еще до отпуска Ельциным цен, обязательство давать бесплатно одиноким старикам Центрального района Красноярска хлеб

— он пять лет, пока пенсии не начали платить стабильно, тащил этот воз.

Зырянов прыгал с шестом, и никто в России еще не показывал такой стремительной динамики в результатах, то же в начале президентской гонки 1996 года: с нуля в 38 регионах откроются его штабы, он, по замерам, обойдет Черномырдина, но по личной просьбе Татьяны Дьяченко с дистанции сойдет.

А тоже ведь развилка была. Впрочем, сейчас не про страну, а конкретных ее людей: их тогда, удачливых бизнесменов, жизнь еще не трамбовала, не втаптывала, и все еще были живы и легки.

Кассир Андрея и Гены раздавал их деньги по своему усмотрению, проигрывал в казино по-крупному. Когда гигантская недостача выявилась, ему сказали: «Отдавай машину, квартиру и вали подальше».

Хотя, конечно, никаким имуществом денежная брешь не закрывалась.

А рядом с Быковым все полегли. Там не прощали даже неосторожные слова.

Что в итоге? Андрея с Геной нет. Невостребованный страной Зырянов ушел в какой-то момент не только с экранов ТВ, но вообще из публичной жизни.

Быков стал губернатором негласным. И народ по сей день видит в нем спасителя и призывает в губернаторы официальные.

Ни один российский бизнесмен не стал для народа героем, для него они — и почти всегда совершенно справедливо — упыри. Или марсиане. Вот крестный отец, к которому на поклон идут сначала лавочники, а потом сенаторы, — ясный и понятный идеал.

Втроем и по одному
Бизнес на троих — это бомба, когда взорвется — неизвестно. Тем более, если эти трое молоды, деятельны, амбициозны и ни в чем уступать не намерены. Они успели — предложил Сергей, а Гена с Андреем согласились — разделиться до того, как начались конфликты. Но оставались рядом. И физически: бизнес распилили на три равные части, но эти части соседствовали. Даже по первому этажу и цоколю Перенсона, 9, это было видно. Все было их, потом стало так: с торца «Лайф» остался за Зыряновым, посередине «Березка» досталась Хайдукову, а помещения с другого торца, где позже откроется самый лучший (по тем временам и еще надолго) сербский ресторан «Балкан гриль», отошли к Черкашину.


«Балкан гриль», открытый на площадях Черкашина. 16 июля 2020 г. Фото: Алексей Тарасов / «Новая»
У всех них кроме торговых и офисных площадей было еще полно всего — акции угольных разрезов, лесопилки, склады, производственные базы, гаражи, набитые строй- и сельхозтехникой, легче сказать, чего у них не было.

А чего-то все же не хватало.

Гену и Андрея начали обшкуривать и равнять под общий ранжир первыми. Генин брат Виктор Зубарев, тоже родом (1961-й) из маленького городка Ужура, чемпион края по боксу в своем весе (63, Быков выступал в весе 67) в те времена терся еще не в Госдуме и не в правительстве края, а рядом с быковцами. О нем надо подробнее, он в этой истории еще не раз появится.

Итак, Зубарев наводил порядок в Центральном парке Красноярска, где до этого сожгли кафе, игровые павильоны, библиотеку, всего 14 строений; ежедневно только зарегистрированных в милиции преступлений здесь происходило по полтора десятка — грабежи, разбои, беспричинные избиения. С Зубаревым здесь появился и Быков, установили дежурства в парке боксеров, проводили бои на зеленой эстраде, на танцевальной площадке.

Поставили карусели и катали детей и пенсов. Самих уже захватило и несло на той, чугунной и свинцовой,

а они прикалывались — тоже мужество; это 1993 год.

Потом Зубарев объявился на Поле чудес — рынке КрасТЭЦ. Там сначала китайцы, а когда они нас бросили, мигранты из Средней Азии одевали, обували, кормили весь Красноярск. Зубарев вступил во владение рынком на пару с Блином (тем самым). А потом подался в депутаты. Подавал, кстати, на меня в 1998-м в суд (потребовав за моральный вред 50 млн, а на следующей странице иска уже 150 млн): Зубареву не понравились две фразы в моей заметке. Что он один из организаторов фонда «Вклад», который возглавил Быков (по тем временам это, видимо, Зубарева компрометировало). И, во-вторых, что он находился на месте разборок ОПГ, когда десятки боевиков с огнестрельным оружием, топорами, битами открыли стрельбу и махач посреди бела дня на рынке КрасТЭЦ, но, учитывая депутатскую неприкосновенность, в УВД Зубарева не забрали.

На суд он однако не приходил, далее от иска и вовсе отказался и ходатайствовал о прекращении дела. Потом, как ни в чем не бывало, много раз давал мне комментарии на животрепещущие темы, и я не отказывался с ним говорить — все же не живодер, думающий человек, каких во власти было поискать. Падение начнется позже.

К сегодняшнему дню это видный единоросс, депутат Госдумы то ли двух, то ли уже трех созывов и краевого Закса трех созывов, был зампредом краевого правительства.


Виктор Зубарев. Фото: «Единая Россия»
Зубарев, конечно, бандитом никогда не работал, бизнесмен (о размытых гранях между тем и этим — не сейчас). Таких в реальности в Красноярске начала 90-х было немного, кто брал кредиты и шел на аукционы покупать недвижимость. Еще Лоскутов — он умрет в 2015-м в московском хосписе, а за этот отрезок времени успеет создать феноменальную газету «Комок» — ни до, ни после в России таких не было. И вот они — плюсуйте сюда и Черкашина с Хайдуковым — по приглашению Кудерко (тоже один из «центровых» бизнесменов начала 90-х) соберутся в «Соснах» (правительственных дачах) и попилят весь город. Договорятся, кому что. По понятиям.

Не поехал на тот раздел мира из «центровых» только Зырянов. Он устраивал свою жизнь как праздник и его совсем не интересовали чьи-то мнения на сей счет. Его, видимо, просто перло, как тогда говорили. (Но у него было, конечно, секретное оружие).

Бандюки клацали зубами и играли желваками. За два года до эпичного пожара в «Лайфе» два грабителя, связав сторожа, вынесли оттуда 82 шубы. А впервые павильон при «Березке», еще тот магазин на троих, где как в сельпо вповал бельгийские сапоги и шоколад, японские двухкассетники, германские микроволновки, обнесли быковские Сергей Исмайлов (Челентано) и Руслан Исламов. Похожий сценарий: со сторожем договорились, дали в глаз ему для вида, связали. Это вранье, что Быков собирал вокруг несудимых — тогда еще быковские не вошли в пору своего господства, поэтому дело раскрыли и состоялся приговор.


Быковские. В первом ряду в центре — Исмайлов (Челентано). Фото из архивов МВД
Потом каждый соберет вокруг себя ровесников (1970–71 г.р.) и пожнет свой урожай: Исмайлов, ближайший друг и соратник Быкова, — в Красноярске (см. «Новую» № 63), Исламов — в Минусинске, возглавив местный филиал ОПГ Татаренкова (сам Татарин базировался в Саяногорске, на другом берегу Енисея).

Восхождение Исламова на криминальный Олимп в заштатном пыльном городке будет кратким, уложится в два летних месяца 1994 года. Но ярким. 27 мая нашинкуют свинцом авторитета Тереха, негласного хозяина Минусинска. Затем, расстреливая его друга Лобана, убьют парня, только что закончившего школу (а Лобановский выживет, и на очной ставке откажется опознать киллера, хоть и видел, кто в него стрелял, и знал его — городок маленький: корпоративная солидарность).

Убьют уркагана Шестакова, а заодно и его приятеля. Потом приехавшего в Минусинск московского авторитетного деятеля Мустафу и также заодно с ним еще одного случайного человека: устроились на лавке, попинали «мерс» Мустафы, сработала сигналка, но тот лишь выглянул с балкона. Попинали снова и остались стоять у машины.

Когда Мустафа с приятелем вышли из подъезда, расстегнули сумки, достали два «ТТ».

Затем настала очередь авторитета Никитина. К нему в квартиру полезли ночью. И снова — халтура, безразличие, убийственный, буквально, непрофессионализм: не разглядев, кто спит в темной комнате, расстреляли сестру Никитина и ее сожителя.

Ну а 24 июля начался разгром ОПГ Татаренкова: Бакурова взяли на Предмостной после расстрела Наумова и младшего Войтенко, по следу киллеров пошли, и Исламова надолго поставили на паузу. Вместе со всеми его минусинскими друзьями. На скамью подсудимых с одной школьной скамьи: вместе занимались боксом, качались, вместе били баклуши на рынке, раздавая билетики торговцам и втягиваясь в коммерцию. Из обычных семей, работали без гонораров. Быт убогий, общежитский, только бесплатная кормежка в кафе, девочки. Выдавали ствол да машину. Парням с Предмостной, в кого они стреляли, кто тоже был вместе со школы и даже с детсада, повезло немногим больше. Машины им давали помощней и попонтовей, некоторые даже успели перед смертью на Кипр слетать.

А рядом — Черкашин и Хайдуков — родом из таких же советских бедных семей. У Быкова перед глазами был Телятников, его друг с юности, с Назарова — тоже удачливый бизнесмен, он открыл свою «Мечту», спорящую с «Березкой», тут же, с «Березкой» поблизости.

Ни у кого из тех бизнесменов, тех пассионариев в итоге ничего хорошего. Постреляют, прирежут, задавят, сами себя загонят, сами себе на горло наступят. Все эти рассказы о случайной удачливой покупке и затем перепродаже вагона с какой-нибудь ерундой и далее последовательный рост… Кто в это верил, кто в это верит? Уж точно не бандосы, и им надо было все сразу. И многие из них, лязгавших челюстями, выжили.

Профессия у них была такая — выживать.

И вот в тот момент — такого больше не будет никогда — они постоянно все пересекались друг с другом, хищники и жертвы перепутались, звенья пищевой цепи, прежде строго, колючей проволокой вытянутые, смялись, кипели, переплавлялись.
ссылка

 

Кремль объяснил повышение зарплат Путину и Медведеву

Автор ИВОЛГА

Ответов: 2
Просмотров: 266
Последний ответ 08 Октября 2019, 20:53
от Джина
Борьба империй. Попытки современных держав поделить мир

Автор ИВОЛГА

Ответов: 0
Просмотров: 218
Последний ответ 06 Сентября 2019, 11:41
от ИВОЛГА
Доимпичмелись: борьба демократов с Трампом укрепляет его популярность

Автор ИВОЛГА

Ответов: 0
Просмотров: 166
Последний ответ 17 Ноября 2019, 11:48
от ИВОЛГА