Лента 19 Сентября 2020, 08:55
  • Соцрегистрация/вход
Дом 2 новости и слухи, серии онлайн
collapse

* Регистрация

Привет!!! Добро пожаловать, тут Белок.Нет! Зато есть много всего интересного!

Пройдите простую регистрацию РЕГИСТРАЦИЯ. Присоединяйтесь к нашему дружному сообществу!

Уважаемы гости форума. Если у Вас есть вопросы или проблемы в этой теме Вы можете писать без регистрации https://belok.net/index.php?topic=60312.0. Всегда рады Вам помочь.

* Чатотема

  • Кактус: Доброе утро))  :b796c:
  • Кактус:  трям)) если и в поезде то это прям какой то транс сибирский экспресс который две недели в пути)  :b796c:
  • La Peregrina: Белки, привееет! :82fc1: Кактус, может в поезде уже домой едут...
  • Кактус: Приветики всем))) чет Джина пропала))
  • Сентябрь:  :264:
  • bаte: Белочки, привет!!! :190:
  • La Peregrina: Белки, доброй всем пятницы! :82fc1: Удачного дня и отличных выходных!  Дни сентября - Николай Караченцов, Галина Журавлева (Журга)
    (кликните для показа/скрытия)
  • La Peregrina: Белки, доброго всем вечера! :82fc1: Виктор Королев ~ Хулиганка
    (кликните для показа/скрытия)
  • Коварный искуситель:  Джина, мои поздравления!!!
  • La Peregrina: Дорогие Наташеньки, с Днем Ангела! Михаил Шуфутинский ~ Натали
    (кликните для показа/скрытия)

Перейти в чатотопик

Активность

* Тестовые последние сообщения

Обновлять автоматически

Тема: Память. Группа захвата.  (Прочитано 199 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

09 Мая 2020, 19:05
Прочитано 199 раз
Оффлайн

Джина

Глобальный модератор
2
Реклама:


...Как в аду, подумал я тогда. Почему-то ад мне представлялся не яростно вопящим красным пеклом, а именно вот таким - безмолвным, судорожно холодным, залитым страшным безжизненным светом. Осветительные ракеты лопались в измочаленных дождем облаках с тупым чмоком и горели невыносимо долго - пять секунд,- потом рассыпались в яркие маленькие искры, и наступала темнота до следующего шелестяще-мокрого чмока, и тогда тугая маслянистая поверхность реки вновь вспыхивала ненормальным синюшно-белым светом.
Савичев говорил лихорадочно быстро:

- Не забудь, Володя: как закончите, сразу зеленую ракету против течения. И мы вас огнем отсечем - весь сто сорок третий артдивизион подтянули, передовая немецкая пристреляна...

- Володя, ты уверен - втроем справитесь? - спрашивал Савичев, заглядывая мне в лицо своими красными глазами.- Может быть, усилим группу захвата?

Левченко, стоявший за моим плечом, сказал:

- Больше людей - скорей заметят...

И Коробков одобрительно покивал...

Разделись догола, только шнурком подвязана к руке финка, и без всплеска, без шороха нырнули - сначала Левченко, потом Коробков. А я последним. И холод вошел в сердце нестерпимой болью.
Вылезли мы на отмели, в тени взгорбка на острове, лодку нашли быстро. На дне ее, придавленные камнями, лежали три заклеенные резиновые камеры от "доджа".

Закоченевшими тряскими руками выволокли камеры на берег, вспороли их финками, достали флягу со спиртом, автоматы, запасные диски, гранаты, одежду.

Спирт пили из горлышка, кутались в кургузые ватники, и тепло медленно возвращалось. Касками откачали воду из лодки, и Левченко шептал нам вспухшими губами:

- Двигайтесь, двигайтесь, согреетесь тогда...

Девять ракет вспыхнуло, пока мы добрались до разрыва в проволоке на месте залитого осенним разливом песчаного карьера, где вкопать колья немцам не удалось из-за глубины. Пристали у высокого берега. Коробков остался в лодке под обрывом, а мы с Левченко поползли вверх по оврагу где-то здесь, метрах в тридцати, должно быть пулеметное гнездо, и подобраться к нему нам надо с тыла.

Левченко полз впереди, он неслышно, по-змеиному извиваясь, продвигался вперед на три-четыре метра и замирал; мы слушали, и в этой фронтовой тишине, вспоротой только недалеким пулеметным татаканием и чавканьем осветительных ракет, не было ни одного живого голоса, и я думал о том, как сейчас невыносимо страшно оставшемуся на береговом урезе Сашке Коробкову, потому что на войне страх удесятеряет свои силы против одного человека. И мы были заняты, а он должен был просто ждать, зная, что, если раздадутся выстрелы, мы уже убиты. А он еще жив.

Голоса мы услышали справа, над оврагом. И сразу же наткнулись на ход сообщения, переползли поближе вдоль заднего бруствера и снова прислушались. Один голос был совсем молодой, злой, быстрый, картавый, а второй - неспешный, сиплый, обиженно-усталый. И мне казалось, будто молодой за что-то ругает простуженного - он говорил сердито и дольше, а второй не то оправдывался, не то объяснял и повторял часто: "Яволь". И подползали мы, не сговариваясь с Левченко, только когда говорил молодой, пока не учуяли за бруствером рядом с собой сигаретный дым. Я ткнул в бок Левченко; мгновение мы еще полежали на вязкой, отрытой из окопа глине, а затем одновременно беззвучно перемахнули через бруствер.


 
Это заняло две-три секунды, но мне запомнилась каждая деталь: один фашист сидел на ящике у пулемета, завернувшись в одеяло, а другой сердито размахивал у него перед лицом рукой, и стоял он, на свою беду, спиной к нам, поэтому Левченко с ходу воткнул ему в шею финку, и он молча осел вниз, а я, перепрыгнув через него навстречу поднимающемуся сиплому пулеметчику, ударил его по голове рукоятью пистолета, натянул на него глубже одеяло и мешком подал наверх уже выскочившему из окопа Левченко.

Мы бегом доволокли "языка" до распадка оврага на берегу. Уже виден был в сумраке силуэт Сашки Коробкова около лодки, когда у самого обрыва мы напоролись на четырех немцев с ведрами - они по темному времени шли за водой. Немцы тоже нас не сразу опознали, и один из них, поднимая "шмайсер", крикнул неуверенно:

- Хальт! Вер ист да?

Левченко бросил на меня немца, и, пока я срывал чеку, придавливая "языка"

коленом к земле, он уже бросил гранату, и грохот еще не стих, и от вспышки плавали в глазах волнистые червячки, а уже бросил свою гранату Коробков и одновременно выстрелил из ракетницы зеленый сигнал против течения реки - вызвал отсечный огонь.

Втащили немца в лодку, спихнули ее на глубину, сделали несколько гребков - и все еще было тихо, пока вдруг весь берег на нашей стороне не раскололся пламенем и громом. Завывали жутко минометы, и их "чемоданы" с визгом пролетали прямо над нашими головами и с треском взрывались над обрывом - на немецком переднем крае; стреляли тяжело и резко стомиллиметровки прямой наводкой; на этом кусочке прикрывал наш отход весь сто сорок третий артдивизион...

Отрывок из романа "Эра милосердия".

 

Борис и Глеб (Сегодня отмечается память первых русских святых Бориса и Глеба )

Автор ИВОЛГА

Ответов: 0
Просмотров: 448
Последний ответ 06 Августа 2017, 14:13
от ИВОЛГА
Лотерея- вторая группа победителей!

Автор Джина

Ответов: 14
Просмотров: 375
Последний ответ 01 Января 2019, 02:13
от Лиса
Лотерея- третья группа победителей

Автор Джина

Ответов: 6
Просмотров: 308
Последний ответ 01 Января 2019, 16:39
от Кактус