Лента 17 Октября 2019, 13:28
  • Соцрегистрация/вход
Дом 2 новости и слухи, серии онлайн
collapse

* Регистрация

Привет!!! Добро пожаловать, тут Белок.Нет! Зато есть много всего интересного!

Пройдите простую регистрацию РЕГИСТРАЦИЯ. Присоединяйтесь к нашему дружному сообществу!

Уважаемы гости форума. Если у Вас есть вопросы или проблемы в этой теме Вы можете писать без регистрации https://belok.net/index.php?topic=60312.0. Всегда рады Вам помочь.

* Чатотема

  • Алька: Всем доброго утречка!  :190: Пусть в вaшу дверь стучатся тoлько дoбрые вeсти!
  • Джина: Доброе утро, хорошего дня!  :puh1:
  • Лиса:  Нет, так они избавляются от более тупых сородичей, типа естественный отбор, тупых убьёт машина.
  • Алька:  :446: 
  • Васян:  :24: :24: :24: котэ-красавчег!!!
  • La Peregrina: Белочки, доброго всем утра! :82fc1: Пусть день принесет добрые вести и приятные события! :190: Олег Митяев ~ Повзрослели наши дети
    (кликните для показа/скрытия)
  • Васян:  у меня-грецкие жрут... :156: :446: всем привет!!! :24: :159:
  • Джина: Доброе утро! Хитрые вороны раскладывают каштаны по дороге, чтоб машины их раздавили. :181:
  • Алька: Всем доброго утречка!  :190: Всё равно женщиной быть хорошо... даже Стерва звучит приятней чем Козёл.
  • Васян: Варяжег!!!! ты жывой? :156: :24: :24: :24:

Перейти в чатотопик

Активность

* Тестовые последние сообщения

Обновлять автоматически

Тема: «Никого я не увольнял, кроме двух десятков человек»  (Прочитано 140 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

10 Октября 2019, 12:35
Прочитано 140 раз
Оффлайн

ИВОЛГА

Модератор раздела
3
Реклама:
 
Директор онкоцентра им. Н.Н. Блохина Иван Стилиди — о причинах и последствиях скандала, зарплатах своих замов и борьбе с поборами
 
Три очередных заявления об уходе врачей из Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина будут подписаны в ближайшее время. В итоге его структурное подразделение — НИИ детской онкологии и гематологии — за несколько последних дней потеряет в общей сложности уже восемь специалистов. Медики, уволившиеся ранее, уже с понедельника не выходят на работу. Нехватку рук временно компенсировали врачами из других отделений и клиник. Об этом «Известиям» рассказал директор центра, член-корреспондент РАН, профессор Иван Стилиди. По его мнению, конфликт назревал с момента, как он принял руководство учреждением — то есть в течение полутора лет. Сейчас руководитель НМИЦ признает, что допустил ошибку в управлении, которая и привела к серьезным экономическим проблемам.

— Сколько врачей и медсестер уже уволились, и сколько подали заявление об увольнении?

Скандал в терминальной стадии: почему из онкоцентра имени Блохина уходят врачи
Что привело к одному из самых масштабных конфликтов в российской медицине
— Я получил заявления от восьми сотрудников — это научные работники и врачи. Четыре заявления я подписал сразу, потому что там была корректная формулировка «по собственному желанию». Еще четыре оказались «по собственному желанию в связи с оказываемым давлением со стороны администрации института». Я инициировал внутреннее расследование, чтобы выяснить, в чем выражается давление. Сейчас этим вопросом занимается комиссия. По заявлению Максима Рыкова она пришла к выводу, что оснований для утверждений о давлении нет. Получив это заключение, я подписал пятое заявление. Еще три остаются в работе — Георгия Менткевича, Александра Попа и Василия Бояршинова. Я подпишу их.

Но ни врачей, ни замдиректора Георгия Менткевича, ни завотделением Александра Попа я не собирался увольнять. У нас очень много дел — в следующем году детский институт переезжает в новые корпуса, которые сейчас готовятся к сдаче. Штат необходимо увеличивать, и я всех вижу в новой структуре центра. Я встречался с врачами, и они дали понять, что намерены продолжать работать. А через день–два — новый виток скандала. Видимо, усиленно ведется работа по обработке сознания моих коллег.

— А медсестры подавали заявления?

— В отделе кадров нет ни одного. Но учтите, у господина Менткевича супруга — медсестра. Может быть, она собирается уходить. Но я хотел бы продолжать с ней работать. Это очень грамотный и квалифицированный сотрудник.
 
— Какова роль в сложившейся ситуации вашего зама Виктора Молостова?

— Он был моим заместителем по общим вопросам на протяжении полутора лет, курировал финансовую деятельность. Я его уволил, потому что он ослабил контроль над работой финансово-хозяйственного отдела, что привело к несогласованности действий внутри службы. Из-за этого и возникли материальные проблемы в июле — был дефицит средств, и нам пришлось снизить зарплаты на 40–50%. Но у меня нет никакой информации о том, что Виктор Молостов завышал закупочные цены или занимался другими махинациями.

— Почему компания «Русский доктор», которой сейчас интересуется следствие, перепродавала услуги онкоцентра?

— Она не перепродавала наши услуги. Компания «Русский доктор» работала на рынке экспорта медицинских услуг и привозила в основном иностранных пациентов, которых мы лечили. Нас обвиняли в том, что мы передавали этой компании персональные данные пациентов. Это не так: кроме счетов-фактур мы никаких сведений компании «Русский доктор» не передавали.
 
Ситуацию, сложившуюся в самом известном онкологическом учреждении страны, назвали нарушением врачебной этики и клятвы Гиппократа

Развитие экспорта медицинских услуг — востребованное направление, но его правовая сторона недостаточно отработана. Наш центр был одним из первопроходцев. Потом оказалось, что нам нельзя устанавливать цены для иностранцев выше, чем для россиян. Это не совсем понятно: нужно пациента привлечь, сделать визу, привезти сюда, встретить. Минздрав сейчас отрабатывает эту процедуру, но пока мы получили предписание прокуратуры прекратить с компанией «Русский доктор» всякое взаимодействие. Мы и прекратили. Они уже не арендуют у нас помещение, и мы не поддерживаем с ними связь. Может быть, временно.

— «Русский доктор» был единственной компанией, которая рекламировала ваши услуги?

— Не единственной, но основной.

— Ваши сотрудники говорят, что онкоцентр испытывает глубокий финансовый кризис. Это так?

— Я бы не назвал это кризисом, но есть существенные проблемы. Чтобы содержать научных сотрудников, врачей, мы увеличили число операций на две с половиной тысячи в год, число больных, получивших лекарственное лечение, — на три тысячи человек. Но чтобы выдерживать показатели на должном уровне, необходимо сокращать штат. Это очень сложная задача, потому что здесь нужно резать по живому. Пострадают в первую очередь возрастные сотрудники, которые были нашими наставниками. Поэтому стараемся изменить организацию лечебного процесса так, чтобы сохранить коллектив. По согласию сотрудника возможен перевод на полставки. Но волевым методом мы сотрудников не переводим.
ссылка